г. Харьков, проспект 50 лет СССР, 151 В
+38-057-715-41-27 позвоните для подробной информации

Карибский тест-драйв

Итак, апрель-май 2009 года, мы с товарищем летим в Венесуэлу. Мы собирались долететь до Каракаса и затем перелететь на какой-нибудь из островов Лос Рокес или Маргарита. Информации по Венесуэле не так уж и много даже в сети, и мы пытались предварительно проконсультироваться, списываясь и созваниваясь с теми еще немногими туристами, кто там уже побывал. Может быть описание нашей поездки также кому-нибудь пригодится...

Так вот, путевки заранее мы специально не брали. Во-первых, судя по личному опыту, ничего о жизни страны, сидя в отеле, не поймешь, даже посещая какие-либо экскурсии и слушая гидов. Во-вторых, мы оба говорим по-английски и были уверены, что все основные вопросы - по жилью, питанию, обмену валюты, etc.. - можно решить, зная язык, самому.

Летели мы Люфтганзой, они, кстати, сейчас часто распродажи устраивают. И лететь не так долго, если, к примеру, с США сравнивать... Из Москвы до Франкфурта два с полтиной лёту, но мы доперли как по ветру за два часа ровно.

Во Франкфурте, в терминале есть куча дьюти-фришек, цены вполне приемлемые... находишься там часа два, так что при желании можно успеть надудониться немецким пивом в аэропортовском кафе. Гёте., а потом остается всего около девяти часов лету до Каракаса. Уровень сервиса Люфтваффе, пардон Люфтганзы, довольно высокий, летишь с комфортом, у каждого сенсорный телевизор с множеством фильмов (причем новинок), мультиков, концертов, радио... Что очень здорово при длительных перелетах. Плюс к тому вкусный обед, вино, бейлис, шоколад и т. д.

Стюардессы в основном фрау лет под сорок и выше, все хорошо выглядят и очень приветливые. Никакого сравнения с нашими заносчивыми красавицами из Ютейра, которые ходят всегда такие недовольные, будто их глотать заставили... Стюарды в Люфтганзе тоже заботливые, но по слухам, в Люфтганзу чаще и охотней берут на должность стюардов геев... Может потому и заботливые такие... Be careful, brother!!

В Каракас прилетели после обеда, в 4 часа местного времени, это на 9 часов позднее московского. По прилету, мы перешли по внутреннему переходу (по табличкам) из международного терминала в местный, решив купить билеты на острова Лос Рокес. В местном находится много касс различных авиакомпаний, но билетов на остров нигде не было, т. к. была пятница, а все тутошние аборигены также ломятся в уик-энд на острова... Зато вопрос с валютой решился мгновенно.

Распознав в нас иноземцев, нас окружила толпа местных Маугли с предложением обмена долларов на их боливары. Причем, если в Москве самый выгодный курс был лишь 1 к 3, а здесь сходу они дают 1 к 5. Но лучше торговаться 1 к 5,5. Займет чуть больше времени, но в итоге можно договориться. Курс в местном терминале выгоднее чем в международном. Путем нехитрых арифметических вычислений я тут же вычислил, что, обменяв часть денег в Москве, я, увы, проканал около 300 баксов.

Впоследствии я понял, что не стоило на Родине даже заморачиваться по этому поводу - обменивают наличку тут все, и практически почти легально - официанты, владельцы магазинов, ресторанов, таксисты.... Но могут возникнуть непонятки с картой, не во всех банкоматах можно снять баксы, а по официальному грабительскому государевому курсу они выдают боливары примерно 1 к 2.

Поменяв деньжищи, мы стали думать думу, что же дальше нам делать. Переть на ночлег в Каракас нам, естесно, не хотелось, город он по отзывам достаточно опасный, (banditos!), и мы решили лететь на Маргариту - самый большой остров Венесуэлы. Во всех кассах нам сказали, что билетов нет, но зато нарисовался какой-то плюгавенький аэропортовский носильщик и шепотом поведал, что у него есть френд в аэропорту, который обещает тикет-проблем уладить за смешные деньги.

После часовой беготни по кассам я был уже как тот Герасим на все согласен, и стал выяснять у этого жучка что почём. Всё оказалось банально по-советски, и вот, (viva la socialisma!), заплатив в итоге ровно в два раза больше за билет (примерно 80 долларов вместо 40) мы уже летели над Карибским морем. Причем этот пролаза отвел нас за билетами к киоску турфирмы, клерк которой принес билеты из кассы, где нам только что отказали. Лететь на Маргариту всего около получаса. Аэропорт на Маргарите находится в городе Порламар.

Кстати, нужно учитывать, что в Венесуэле помимо цены билета еще нужно платить ещё и аэропортовский сбор... На Маргариту около 27 боливаров, (около 10 долларов), при вылете из Каракаса домой примерно 140 в боливарах.

Маргарита... Маргарита это бьютифул айлэнд ин зэ Карибиэн си со всем набором экзотического тропического тюнинга отсутствующего у нас в Тюмени: синее море, белый песок, пальмы, колибри, папайи, попугаи и т. п. - полный баунти. Открыт он был в 1498 году Христофором Бонифатьевичем Колумбом. Маргарита в переводе с испанского означает "жемчужина", и назвали его так по имени принцессы Маргариты Австрийской, якобы служившей Христофору предметом эротических грез во время его долгих трансатлантических загранпоездок.

Но в отличие от своей носатой тезки-инфанты, которой с имечком явно польстили, остров полностью соответствует своему названию, являясь подлинной жемчужиной Карибов. На острове довольно безопасно, живет он, в основном, за счет туристов и отношение к ним как минимум от нейтрального до положительного. Причем любят всех, кто платит, независимо от нации. Почему-то у нас традиционно считается, что они не любят америкосов-гринго, а к русским отношение должно быть лучше... Ничего подобного, все у них ровно.

Первое время тебе льстит, когда на твои слова, что ты из России следует громкий восхищенный возглас: О! Руссо!!!??.. Но со временем понятно, что это просто особенности местной дикции. Точно также они при встрече с немцами они радостно вопят: О!! Джёман!!. Про нас они знают немного - Горбачев, Распутин, Шарапова. (Вэри, вэри секси мучача.). Утешает лишь то, что в ответ на такую чудовищную политическую безграмотность мы тоже ни хрена о них не знаем - Чавес, Боливар (причем большинство уверено, что это конь), ну и что венесуэлки красивые...

Боливара своего они повсеместно уважают, несмотря на то, что когда-то сами отправили этого диктатора в отставку. В каждом городишке есть площадь с его бюстом, его же соответственно имени (его именем названа даже целая страна в Южной Америке - Боливия). Чавес же, to my surprisе, уже не пользуется былой популярностью. Нигде я не увидел сувениров с его изображением, которые мне заказывали его наиболее горячие сторонники в Тюмени. На рекламных щитах белым по красному большими буквами его девиз - Si! Но на заборах везде черной аэрозолькой написано - No, Chaves!

Причем своей нелюбви они особо и не скрывают. В Венесуэле восемь национальных каналов и все они государственные. Поэтому, когда Чавес говорит свой очередной патриотический спич, (Вива Венесуэля! Стоп крисиса капиталисма!!), то все эти каналы показывают он-лайн его родимого. Все у кого нет кабельного телевидения, выходят на улицу, громко его ругая. Как и речи Чавеса эта ругань понятна без перевода и, по сути, сводится к одному краткому реноме: зае***! Самое мягкое из ругательств, что я понял: Чавес - гёрлфренд Фиделя Кастро.

Я думаю такое отношение ещё и оттого, что за десять лет революции ничего для жителей острова не изменилось, работы как не было, так и нет. Для страны в 25 млн. человек судьба каких-то 250-300 тысяч островитян не так уж и важна. А в туристический сектор никто из иностранных инвесторов особо денег не вваливает по причине очевидной непредсказуемости правящего строя во главе с метисом в красной кумачовой рубахе.

Поэтому, невзирая на смены политических курсов, для островитян ничего особо не меняется. И даже мировой кризис сильно не влияет. 70% населения Венесуэлы и так живет за чертой бедности. Поэтому они, что до кризиса были голодранцы, что после него. Хуже жить уже невозможно, лучше пока видимо не получается...

При общении в магазинах, кафе, ресторанах особых проблем не возникает. Очень часто находится кто-нибудь, кто говорит по-английски, особенно из молодежи. В крайнем случае, можно смело переходить на международно-невербальное общение, используя руки и мимику (мальчик жестами объяснил, что его зовут Хуан.).

Немного труднее с таксистами - они никакого языка кроме родного испанского не признают (как и наши бомбилы кроме русского), но если у вас есть карта острова и часы, то все можно согласовать. Клиентов у них немного, они отвезут Вас на любой пляж и заберут оттуда через несколько часов. Правда придется приготовиться к тому, что нажатия на педаль газа полностью совпадают с ритмом песни, играющей в данный момент времени по радио.

Проблема еще в том, что их автомобили - это автоговнище, собранное на острове за последние сотню лет. Хлам, примерно как в фильме "Водный мир" с Кестнером... И гоняют на них местные шоферюги так, как будто бы у них внезапно закончились все лекарства... но про это чуть позже.

Поселились мы в районе Juan Griego. Кстати, вышеупомянутый Симон Боливар высаживался в этом порту в 1816 году. В Lonely planet Juan Griego отрекомендован как район со сравнительно недорогими ценами на жилье. Цены на жилье здесь действительно бешенно-низкие после тюменских. Хозяин ресторана "Лос туканос" сдавал комнаты (9 номеров) и за снятый нами номер этот рвач Франциско бессовестно запросил с нас за сутки аж 290 рублей с человека на наши деньги! Сердце начинает радостно биться от таких расценок.

Номер был двухместный, с кондиционером, телевизором и прочими удобствами, каких до сих пор нет в сочинских сарайках. Немного шокируют только местные тараканы, они по сравнению с нашими размером чуть ли не с кошку. Но к ним быстро привыкаешь, они безобидные. Спустя неделю я даже раскрасил одного зубной пастой...

Кроме дешевизны, место, где мы жили, было удивительно красивое. Где-то метров 120 от моря и когда сидишь на террасе ресторана, то можно любоваться на небольшой бело-синий маяк у моря, пальмы на берегу бухты, окружённой горами, на рыбачьи лодки, на взлетающих с этих лодок бурых пеликанов. Пеликаны пасутся здесь целый день, но особенно в часы, когда приплывают с уловом рыбаки, те бросают им мелочевку. Видимо люди тоже довольны, что у них живут эти птицы.

А закаты в этой бухте просто потрясающие. Ничего подобного я раньше не видел. Солнце садилось в море и в течение нескольких минут все вокруг окрашивалось в какие-то нереально красивущие цвета. И все это видно в конце нашей поразительно живописной улицы с разноцветными домами.

Архитектура Венесуэлы (в особенности фасады домишек) заслуживает отдельного упоминания. Здания в основном одно - или двухэтажные и всегда украшенные какой-нибудь балюстрадой, красивым балконом или оригинальным забором с гербом дома. Таких живых красок я не видел ни в Европе, ни в Африке, ни в Северной Америке. Все дома очень яркие - синие, желтые, красные, зеленые, бордовые. розовые.

Улицы похожи на репродукции Ван Гога. Невозможно встретить рядом дома одного цвета, все они раскрашены в несколько цветов. Сначала эта цветовая эклектика выглядит достаточно необычно и немного пугающе. Но к этому быстро привыкаешь, и после серых тюменских коробок смотрится все очень позитивно и празднично. Бордюры вдоль дорог ярко-желтые. Хотя сами дороги порой напоминают лунный ландшафт - до того они местами убитые...

Под стать дорогам и сам автопарк на острове. Некоторым машинам лет по 60-70. То есть это автомобили с 30-х годов прошлого века. Главным образом американцы, конечно. Но марку некоторых машин просто невозможно определить - они собраны из нескольких автомобилей. Значка впереди часто нет, видимо местные киндеры их скручивают. Но водители по поводу этого сильно не грузятся.

Проявив дьявольскую смекалку и немалый дизайнерский вкус, они малюют значок краской либо фломиком на том месте, где он был. Есть и люксовая комплектация: значок рисуется на кусочке фанеры или железяки, после чего победно прихерачивается на место уворованного. Вообще рассказывать про чей-то один автомобиль на острове это значит просто кровно обидеть других водителей. Здесь каждый личность. Чего стоят только тонировки местных авто!

Тут и декорирование лобовухи гигантскими наклейками TAXI в шахматном порядке, и игривые шторки-рюхи в сельском стиле из газет по периметру всех стекол, но топ-фишка - это полное и глухое зазеркаливание всех стёкол автомобиля (видимо добрался гламур). Лишь для глаз оставляется небольшое окошко подобно смотровой щели в танке. Когда такой гонсалес едет навстречу, то пара блестящих черных глаз торчащих в этой щели оказывает на вас просто гипнотически-завораживающее действие.

Новые автомобили в Венесуэле стоят дорого примерно 30000 боливаров (около 6000 долларов). Владельцу какого-нибудь ниссана конца 90-х будет завидовать вся улица. После понтовой Тюмени, где машина это наше всё, контраст довольно резкий. Поневоле задумываешься, что жить можно гораздо проще. Не зря крупные межнациональные корпорации проводят семинары в таких беднейших странах как Эфиопия или Камерун. Люди приезжают оттуда совершенно другими, без лишнего пафоса, а многое для них становится просто смешным и ненужным. Хотя, наверное, это сложно объяснить в Тюмени, где каждый второй едет по улицам на джипе, с видом человека, прилетевшего в Куршавель на личном самолете.

Несмотря на столь почтенный возраст средств передвижения местные носятся на них как совы над просекой. Наши тюменские рейсеры просто дети по сравнению с ними. Очень напоминает Каир. Финны наверняка бы охарактеризовали бы местную манеру езды как "отсень неэкономиснюю". Газ - тормоз, газ - тормоз. Пешеходов тут пропускают неохотно. Пассажиры ездят стоя в кузовах пикапов, совсем маленькие детишки для пущей безопасности сидят впереди на коленях у водителя - папы или мамы.

Ремни полностью игнорируются, у многих они просто обрезаны. Местных гаишников я видел лишь один раз, возле аэропорта. Зато несколько раз наблюдал картину, как у ресторана останавливалось авто, вылезал уже изрядно поддатый водитель, подходил к ресторанной стойке, выпивал еще пива, затем, также покачиваясь, садился в машину и отъезжал, сигналя хозяину на прощанье.

При подъезде к перекрестку все начинают сигналить, видимо напоминая другим водителям, где они находятся и кто в городе главный. Шум стоит постоянный. Музыка играет почти у всех на полную мощность. За неимением магнитофона принято звонко петь самому, либо что-то затейливо высвистывать. Ехать в тишине молча, не здороваясь громко со всеми прохожими, по меньшей мере, моветон. Несколько раз видел машины, на которых установлено что-то вроде сирены, издающей заунывный повторяющийся музыкальный такт, прерывающийся лишь раз в несколько минут криком из динамиков - "Лос Фантасма!!!", и снова тот же звук сирены. Даже продавцы местных лепешек Касон катят свои тележки под музыку. Почему-то любимая их мелодия - наша "Катюша".

В первый вечер на Маргарите я даже обрадовался, решив, что нам повезло, и мы попали на день города. Множество машин украшено флагами, музыка со всех сторон. Огромные колонки просто кладутся в багажник, а если не входят, то впихиваются на задние сиденья. Причем при разговорах звук тише никто не делает, все стараются переорать музыку. Впоследствии я понял, что это был обычный пятничный вечер. Просто делать неча. Вот они и гонзают по району взад и вперед, благо, что горючка у них халявная. Остальные жители активно глазеют на них сидя вечерами по ресторанам, барам, кафешкам или просто на заборах.

Про рестораны следует также сказать отдельно. Один из ключевых вопросов руссо туристо - где ж я буду харчеваться? - cразу отпадает. С этим тута no problems. За 10-15 американских рублей можно нажраться как щенку на помойке. Конечно же, тут очень большое влияние средиземноморской кухни, которая хорошо знакома нам по Италии, Испании и передачам Высоцкой. Это и всевозможные морепродукты, салаты, мясные стейки и фрукты. Все потрясающе вкусное, может быть потому, что все очень свежее. И свежевыжатые соки (30руб.) и алкогольные коктейли, (особенно популярен Cuba Libre, 55руб.) имеют здесь гораздо более насыщенный (тьфу на это рекламное слово!) вкус.

Плотно перекусить стоит примерно 250-350 рублей, хотя лично я только обедал. Из-за жары, наверное. По утрам только фрукты и соки. Температура была 35 градусов тепла. Но вовсе не душно и не влажно, хотя рядом море, ветерок. Официантам в нашем ресторане видимо понравилось, что я всем интересуюсь, и они каждый вечер наперебой притаскивали мне совершенно бесплатно различные местные вкусности на маленьких тарелочках. Какие-то бутербродики с их соусами, маринованных улиток, кусочки тропических фруктов и т. п.

Официантов было двое - Моисей и Антонио. Оба, надо сказать, люди довольно знающие, говорящие по-английски и разбирающиеся во многих вопросах много лучше европейцев, к примеру. Типсы (чаевые) ими приветствовались, но без российского фанатизма. Клиентов у них было не много и они, в основном, стояли у входа в ресторан, протягивая меню проезжающим мимо водителям.

Причем независимо от того подъехал ли клиент на хорошей машине или на каком-нибудь драндулете отношение к нему официантов всегда было подчеркнуто уважительное. На нашей улице был лишь еще один бар которым владела синьора Роза и посетители в основном фланировали по вечерам между двумя этими питейными домами, иногда правда заходя в билъярдную к старику Марко, а по выходным на дискотеку к Альваро. Хозяева всех этих заведений вместе со своими семьями и составляли, как я понял, местное светское общество.

Меня на Маргарите все устраивало, но мой товарищ Денис, пробыв тут несколько дней, решил лететь на материк, в джунгли и на гору Рорайма и я остался один. Но, не заметив потери бойца, по вечерам в нашем ресторане продолжала собираться наша довольно разношерстная компания. Приходили двое рыбаков французов из Канады (Квебека) и говорящие чаще на французском, чем на английском или испанском, двое немцев туристов (они везде!), один полуспившийся рантье голландец, (ром стоит примерно 100 рублей бутылка.) хозяин венесуэлец, понимающий только испанский, непьющая собачка Пепе и я.

Насчет полуспившихся и практически полностью спившихся европейцев стоит рассказать чуть-чуть побольше. Многие из них по разным причинам приехали на остров лет двадцать назад. Кто-то из них прибыл сюда вслед за девушкой, познакомившись с ней где-нибудь в Европе, кто-то, начитавшись Хэмингуэя, приехал устав от скучной и сытой европейской жизни. Работают они здесь в основном рыбаками, либо просто ничего не делают, живя на деньги от сдачи квартиры в Европе.

Между тем островная жизнь сама по себе подразумевает неторопливую размеренность и некоторую тупую повседневную ритмичность, довольно омерзительную в своей однообразности. Не выдерживая этого многие просто попросту спиваются, превращаясь потихоньку в бомжариков, неотличимых по виду от наших хроников, сидящих у привокзальной пельмешки. Правда в отличии от наших бомжей, чья нелегкая жизнь обычно обусловлена какими-то социальными причинами, многие местные бродяги сами добровольно выбирают для себя такой образ жизни...

Тем не менее, сидеть по вечерам в ресторане мне очень нравилось, каждый вечер на улице перед ним происходило что-то интересное.

В доме, напротив нашего ресторана, в пятницу и по выходным, проходила молодежная дискотека. Музыка была естественно местная, в основном быстрая и ритмичная, под которую все лихо отплясывали очень энергичный танец, вроде бы он называется сальса. (или сальчисон??). Беспрерывно подъезжали местные автопомойки с шумом и шиком высаживая у дверей толпу местных девушек (чикос), безропотно сидевших по восемь человек на задней седухе. Высадив чикос, водитель обычно давал полный газ, с визгом переключая скорости и исчезал в конце нашей улицы, оставляя после себя лишь черный дымящийся след на асфальте.

Судя по тому, как бойко потом обсуждался его эффектный отъезд, не менее глубокий след он оставлял и в душах своих пассажирок... Вообще, как я понял, отношения в молодежной среде тут достаточно упрощенные, обязательный для россиянок период ужимок и прыжков тут часто минуется, и порой хватает одного только выразительного взгляда местной девахи адресованного горячему кабальеро, чтобы тот все просек, и парочка слилась с дэнсинга в неизвестном направлении, но с известными намерениями...

А однажды вечером в нашем ресторане праздновали день рождения местной девочки. Ей исполнялось 15 лет, и эта дата считается в Венесуэле праздником. Девочке покупают или шьют довольно дорогое по местным меркам платье (баксов за 500), очень красивое и обычно белое как у невесты. Пекутся несколько огромных тортов, приглашаются родственники и её друзья. Меня тоже пригласили туда, и я с удовольствием согласился. Сначала гости общались, затем все хором пели для нее песни, танцевали. Приблизительно через час приехали приглашенные музыканты - марьячос, очень уважаемые в Южной Америке люди.

Чрезвычайно колоритные мужчины в черных, вышитых золотом национальных костюмах, огромных шляпах. Пели марьячос для виновницы торжества в основном народные песни. Поют они очень проникновенно и голоса у них великолепные, просто оперные. Все это смотрелось очень трогательно, особенно когда после каждой песни папа, держа дочу за руку, не спеша доставал огромный белый платок и демонстративно промокал несколько слезинок к удовольствию всех собравшихся.

Вот так и проходили вечера на Маргарите. Закрывался ресторан примерно часа в два ночи, когда наконец-то на острове все стихает. Хозяин Франциско закрывал двери, делал мне бесплатно коктейль и пока я его допивал, они с женой успевали потанцевать медленный танец. Кстати, когда я только поселился и еще не знал, что это его жена, то, глядя, как они танцуют, я решил, что наш Франциско тот ещё ходок. Танцует себе с молодухами, как будто только вчера освободился. И только потом когда мы поближе познакомились, то я к своему удивлению понял, что это его жена, и у них, к тому же, двое взрослых детей. Вот такие там тёти...

В нашей интернациональной компании все уже освоились и мы свободно между собой общались. После двух-трех Cuba Libre мозг включал какую-то секретную функцию, и все начинали говорить на каком-то универсальном языке, наподобие эсперанто. Даже мой полузабытый французский иногда всплывал к радости канадцев, заказывавших мне тут же коктейль за свой счет. Вообще послать что-либо за другой столик тут считается обычным делом.

Причем необязательно девушкам или женщинам, а просто какой-нибудь компании или семейной паре, если люди просто понравились. Часто это просто дыня или сыр на десерт, а не всегда ќшампаньское›, которое, с присущим ему размахом, обычно практикует посылать тюменский бомонд у нас дома, где подарок наиболее изысканным дамам продукции Екатеринбургского виншампанкомбината демонстрирует особую утонченность во вкусе.

Честно говоря, мне очень нравилась наша вечерняя компания, особенно споры и обсуждения вопросов, которые на первый взгляд были абсолютно глупыми. Только по приезду домой я понял, что именно мне так нравилось в наших беседах. Последнее время как-то замечаешь, что в России все темы для разговоров со знакомыми потихоньку сводятся к очередным кредитам и ипотекам, очередным автомобилям, очередному отпуску и прочей подобной блевотине. Слушать по телевидению умные мысли интеллектуальных снобов из голубой богемы мне вообще неинтересно независимо от темы.

А на Маргарите темы для обсуждения за нашим столом были всякие разные, но в основном, конечно, мужские и серьезные - политика, спорт, автомобили, женщины, секс, женщины, секс, секс, женщины..

К этой теме все располагает, когда сидишь на террасе ресторана, а местные красотки ходят мимо по своим туземным делам. Красоту венесуэлок невозможно не отметить. Конечно, все наслышаны, что они часто занимают первые места на всевозможных конкурсах красоты, что они работают в лучших модельных агентствах планеты. Как, впрочем, и в лучших публичных домах по всему миру.

У Вертинского в одной из песен есть такие строки, которые понимаешь не сразу - ќМне не нужно женщины, мне нужна лишь тема!›. Так вот местные женщины это Тема с большой буквы. У них удивительный вид красоты. Черты лица скорее европейские, правильные. Кожа смуглая, очень красивого оттенка, все держат спину прямо как гимнастки и практически все хорошо сложены. Длинные блестящие тяжёлые черные волосы, как правило, украшены заколкой с цветком или перьями (у всех-всех они длинные).

Кто любит картины Гогена таитянского периода тот поймет. Все выглядят очень здоровыми в физическом и внутреннем плане - приятно даже просто посмотреть. Господь хорошо потрудился, создавая венесуэльских женщин. Общепринятый у нас рекламный стандарт блондинки в красных бусах рушится здесь мгновенно при одном только взгляде на проходящих мимо представительниц прекрасного пола. Брюнетки здесь рулят бесповоротно.

Наверное, это смешение генетических ветвей различных народов дало такой необычный типаж красоты. На пляже тебя не покидает странное ощущение нереальности всего происходящего, когда ты видишь столько обалденных женщин в одном месте. Как будто кто-то специально сводил толпу моделей к пластическому хирургу, сделал всем 3-4 размер (ой, люли мои, люли!), надел на них дешевые купальники и вывел на пляж.

Пляжи (playa) на острове самые разнообразные. Я успел побывать на нескольких из них. Самый ближний к нам был Плайя Галера - обычный городской пляж, довольно грязноватый, тут мало туристов и отдыхают здесь, в основном, рыбаки. Плайя Карибе это тихая спокойная водная гладь. И рядом с пляжем куча пещер. Плая эль Агуа это огромные волны метрах в ста от берега, кокосовые пальмы, попугаи, кафе, музыка (проходят даже музыкальные концерты) и толпы продавцов кокаина. Плайя Пуэрто Круз это довольно пустынный пляж с полосой песка метров 60-70 и зеленоватой водой.

Примерно через неделю, когда я уже совсем корешнулся с официантами нашего ресторана, один из них - Антонио (амиго по жизни) рассказал мне, что у него есть свой пляж. Т. е. он, конечно, не его личный, но вся его семья, все его братья, ездят отдыхать только туда. Кто-то просто выкупил часть береговой линии, но почему-то ничего там не строит. Территория огорожена, но он нарисовал мне как туда можно пройти и как проехать. Это было что-то! Практически целый день я пролежал один на этом огромном пляже. Только под вечер пришла собака, вся сплющенная от дневной жары. А больше никого. Только шум прибоя, солнце, ветер и песок, на котором нет даже отпечатков ничьих ног. Причем прибрежная линия песка шириной чуть ли не сто метров и напоминает какой-то марсианский пейзаж.

Но все пляжи по-своему очень интересные, везде волны выбрасывают на берег множество морских обитателей: больших синих медуз, крабов, морских окуней, шипастых рыб-шаров и множество других морских тварей. Не пляжи, а какие-то аквариумы.

Солнце на Карибах очень опасное, сгораешь под ним моментально, несмотря на солнцезащитный крем. Кожа у меня достаточно смуглая и я, в принципе, никогда не пользовался кремом. В Египте, Турляндии и т. п. все это у меня прокатывало без проблем, но здесь я сгорел за несколько часов с кремом, где степень защиты 30. Солнце стоит почти всегда сверху и лучше брать с собой не бейсболку, а что-то вроде панамы на голову, потому что даже уши сверху сгорают за пару часов.

Становится понятно, почему так популярно сомбреро. Загорая под местным солнцем, я думал, как здорово я буду смотреться в Тюмени, где в мае все ещё ходят бледные как спирохеты. Но не тут то было. По приезду домой я облазил целую неделю, к большому удовольствию нашей собаки, с аппетитом пожиравшей куски кожи (вот те нахрен и друг человека!), сгорела даже кожа головы и область глаз сквозь очки (уцелела лишь область бикини).

Вообще острова в Карибском море это рай для дайвинга и сноркелинга. Обычно тебя увозят на яхте к какому-нибудь из необитаемых островов и там все заныривают. Мы плыли на яхте примерно час до этих островов (Лос Фрайес). Сам я не погружался, но, судя по отзывам других, все остались очень довольны. Немного прохладно, но очень красиво, полно рыб, кораллы очень живые. Опускались они примерно метров на 20. Кстати, те, кто был до этого на архипелаге Лос Рокес, были от него не в восторге. Как они рассказывали, кораллов там было мало, зато холодно было как в вытрезвителе. Но возможно просто в мае еще вода не прогрелась.

Я жил в ста метрах от бухты, где раньше был форт, для защиты острова от нападений. От того времени остались только старинные пушки на берегу. Там же на берегу, на соседней улице находился небольшой рыбный рынок, где на прилавках рыбаки выкладывали свой улов - множество разномастных рыбин всевозможных размеров, крабов, лангустов и прочую морскую живность. Вокруг него тусовались попрошайки-пеликаны и толпа кошек, которые, облепившись разноцветной чешуёй, становились похожими на каких-то диковинных инопланетных животных.

Рынок начинал работать где-то с 6 утра. Вообще весь уклад жизни на острове подчинен погодным условиям. Жара начинается почти с самого утра, поэтому ранним утром они успевают переделать множество дел, в том числе и посетить этот рынок. Но покупателей не так и много и продавцы сами находили себе нехитрые развлечения. Главным образом они по очереди раскачивались на огромном крюке от весов для взвешивания рыбы. Каждое показание весов громко комментировалось как продавцами, так и покупателями.

К счастью (для меня) в районе Хуан Гриего практически нет шоппинга. Магазины, конечно, есть, но продаются в них только летние товары - шорты да футболки, в основном продукция китайских политзаключенных. Видимо что-то получше местная голодрань вряд ли позволит себе купить. Тут можно приобрести жемчуг, его здесь великое множество всех цветов, размеров и сортов, много также местной бижутерии. Лично мне все казалось красивым, но боюсь, что я в этом ничего не понимаю.

Если нужны сувениры, то лучше съездить в индейские лавки, которые на них специализируются. Там, помимо всякого глиняного фуфла, сушеных пираний и т. п., продаются отличные индейские гамаки ручной работы, очень красивые, качественные и недорогие (примерно 80 долларов). В г. Порламар есть магазины дьюти-фри, но насколько там выгодно что-либо покупать не могу сказать.

Время на Маргарите прошло быстро. Я попрощался и обменялся телефонами со всеми своими новыми знакомыми. Хозяин Франциско, обняв на прощанье, и сказав чао, попросил лишь закрыть за собой ресторан, (я улетал рано утром) и закинуть ключ обратно через забор. Такая вот островная ментальность.

Обратный путь получился не менее насыщен впечатлениями, чем само пребывание на острове. Я сел в 8 утра на самолет уже в 9 был у стойки Люфтгансов, где только через два часа должна была начаться регистрация. В аэропорту все уже ходили в масках по причине вспыхнувшей эпидемии свиного гриппа и я, чтобы ни с кем не общаться, сел себе подальше от всех в угол зала. Там меня и зацепил сержант национальной гвардии, здоровенный жлоб одетый в суровый military style, (лишь множество карманчиков на его френче вносило в его образ кокетливую винтажную нотку) из подразделения по борьбе с оборотом наркотиков.

Рядом Колумбия, через Каракас проходит наркотраффик, и вызывают подозрение все те, кто, как и я летит поодиночке и без вещей (у меня с собой был только ранец). Видимо я не прошел дресс-код, (а тем более фэйс-контроль) и наверняка имел не вполне легальный и презентабельный вид, толком, не спавший последнюю ночь, когда мы праздновали мой отъезд (эх, березка-березонька мне бы твои почки.).

Меня еще на Маргарите предупреждали, что ничего нельзя брать в самолет у незнакомых людей, если попросят передать кому-нибудь по прилёту. Для властей Венесуэлы наркотики это проблема достаточно серьезная, (как равным образом, и антиправительственная литература, изымаемая гвардией с не меньшим усердием).

Сержант, просмотрев мой паспорт, и ничего в нем не поняв (он говорил только по-испански) позвал на помощь какого-то местного старого шныря с бэйджиком аэропорта, знавшего английский и удивительно похожего на Аль Пачино. Тот мне перевел, что синьор полицейский - доктор и хочет проверить мои вещи на наличие наркотиков. Я не очень-то люблю полицию и докторов (как, наверное, любой нормальный человек) но спорить не решился. Меня провели в аэропортовское отделение полиции, где начался допрос.

Первым делом меня расспросили про мой отдых на Маргарите, где жил, где бывал, была ли подружка там, почему ни с кем не зароманился и т. д. Просмотрели все фотки и клипы на моем телефоне и фотике, все документы и билеты, переписали наличные деньги. Потом начался собственно шмон. Вначале достали все мои вещи из ранца, разобрали его полностью, весь истыкали его спицами и ножами. Затем сержант начал по очереди осматривать его содержимое, нюхая и пробуя все на язык. Глядя на то, как он это делал, я понял, почему у них нет для поиска наркоты специально обученных собак.

Доктор-сержант не оставил им фактически ни единого шанса. Он лично жевал чипсы, лизал зубную пасту, шампунь, солнцезащитный крем и практически сожрал пакетик фервекса. Вообще все мои немногие дорожные лекарства он осматривал в высшей степени заинтересованно, подолгу глядя на список составляющих и шевеля губами (возможно, что таким образом он успевал расширить свой медицинский кругозор). Все что можно было проткнуть, он протыкал или хотя бы прощупывал, делал соскобы и опять сосредоточенно жевал.

Параллельно он составлял акт о досмотре. Причем акт составлялся на некоего Роберта Поджепта. Как я не пытался объяснить им свою фамилию они вписали только мое имя - ROBERT и прочитав в загранпаспорте под ним по-английски русский вариант РОБЕРТ (русское Б они прочитали как английскую G и у них получилось ПОДЖЕПТ, решили, что это моя фамилия. Каждую вещь он вписывал в акт, который время от времени он подчеркивал тремя чертами и они вдвоем - сержант и Аль Пачино заверяли его, проставляя отпечатки больших пальцев обеих рук, предварительно обмакнув их в какую-то жуткую несмываемую смолу. После чего он оборачивался ко мне, строго произносил - Поджепт! - и я делал то же самое.

Время от времени в комнату заходили и другие гвардейцы, которые, увидев сержанта, тормозились на какое-то время, зачарованно глядя на его старания. Как я понял сержант был видимо единственный (может даже во всей их гвардии...), кто обладал столь редким, но востребованным профессиональным навыком, как поиск дури лишь при помощи всех известных человеческих органов осязания.

Покончив с вещами, сержант принялся за меня. Он нюхал мои пальцы, скоблил язык, досконально прощупал пах и особенно живот. Не знаю, почему я вызывал у него такое недоверие, а может просто сдаваться было не в его практике. Он пригласил еще одного доктора, они опять вдвоём меня осмотрели. Потом начали что-то обсуждать по-испански. Благодаря французскому языку немного я понимал, в частности, что он хочет, чтобы я сдал полные медицинские тесты на урину, кровь и т. д. Как потом и подтвердил мне старикан. К тому времени прошло уже часа полтора с начала обыска.

Надо понимать, что в такой ситуации трудно сохранять космическое спокойствие. Во-первых, нет понятых, нет видеокамер, мобильный, который я по ставил на съемку, они тут же выключили. Что они говорят и о чем шепчутся между собой, я, естественно, не понимал, как и то, что они там пишут в акте. Ничто им не мешает сыпануть мне какой-нибудь дряни, и вместо дома я поеду вялиться в местное сизо, где, скорее всего, весьма сильны традиции коллективного надругательства над иностранцами. Попробуйте представить себя на моем месте.

И у себя дома мы часто бесправны в таких ситуациях, а тут чужая страна с абсолютно незнакомыми законами. Прямо скажем, все это выглядело довольно пугающе. К тому же конца-края этой медкомиссии не было видно. Подумав немного, я решил, что надо что-то делать, и спросил этого хрыча Аль Пачино, что нужно, чтобы синьор полицейский наконец-то поверил, что я не наркоперевозчик. Дедок понимающе заподмигивал и вступил с доктором в долгую и ожесточенную дискуссию, после чего зашептал мне, что за 100 долларов сержант поверит.

Сторговались мы за 50 баксов, которые я и метнул втихаря дедуле в карман, хотя, в принципе, я готов был дать и стольник, лишь бы уж идти себе на регистрацию. Через 5 минут, кое-как запихав вещи обратно в ранец, я уже стоял в очереди у стойки Люфтганзы, философски думая, что менты, суки, везде одинаковые и являются, по сути, оборотной стороной криминала. Где-то минут через 10 пришел мой сержант и стал хлопать меня по плечу, вопросительно повторяя - ОК? мол, без обид? Удивляясь, зачем ему это нужно я, понятное дело, сказал - да, ОК, ОК, отстань, оборотень. Честно говоря, я так до конца и не понял, был этот лекарь-пекарь в доле на мой полтинник или же старый хрен его в одну харю распилил.

Динамика развития дальнейших событий этого дня была не менее напряженная и напоминала сценарий какого-то дурацкого кинофильма.

Пройдя регистрацию, и получив билет и декларацию на выезд, я решил все же сгонять в Каракас. Сидеть в аэропорту, где можно подхватить свинячью заразу (gripp porcina), мне не хотелось и, отойдя от стойки регистрации, я решил найти Аль Пачино и проконсультироваться у него насчет экскурсии на такси в город и обратно. Должен же, думаю, он хоть немного отработать мои баксы. Увидев меня дедок сперва заволновался, но быстро чухнув, что я просто хочу организовать раунд-трип в Каракас он встретил меня как родного, проявив невиданную активность в организации оного.

Прежде всего, он выхватил у меня декларацию с паспортом и быстро заполнил её на испанском, приговаривая при этом - Don, t worry, Поджепт, don, t worry. Потом он поменял мне деньги для поездки, которая стоила 250 боливаров (50 долларов). Причем, так как у меня оставались купюры только по 100 баксов, этот крендель выдал мне сдачу с сотни моим же полтинником!

Затем мы пошли с ним на стоянку такси, где он, игнорируя других латинообразных водил, нашел знакомого таксиста по имени Маурисио уныло сидевшего в старой шевролюхе. После чего объяснил мне, что в данный момент времени у него есть только два амиго: один - это его старый амиго Маурисио, а второй амиго это соответственно я (синьор Поджепт) и только поэтому он доверяет ему меня свозить в столицу его родины Венесуэлы. После чего мы с ним горячо распрощались, и сев в унитаз Маурисио я двинул в город-герой Каракас.

Каракас вобрал в себя все пороки большого города и известен как самое криминальное место в Южной Америке, чем его жители, по-моему, даже несколько гордятся. Поэтому вариант сквозной поездки туда на такси очень популярен среди туристов. По дороге из аэропорта мы проехали пару тоннелей, а при подъезде к третьему увидели, что там движение перекрыто по причине аварии, стоит несколько автомобилей скорой помощи и полицейских машин. А после тоннеля с той стороны трассы началась пробка, мимо которой мы ехали около получаса.

Уже тогда у меня возникло ощущение тревоги, но Маурисио, похожий на старого опытного гладиатора, выглядел невозмутимо, и мы спокойно ехали дальше. После очередного тоннеля взору открылся вид на город лежавший в долине между горами (Карибские Анды), которые на первый взгляд были словно обсыпаны мусором. Горы были покрыты множеством лачуг беспорядочно нагроможденных одна на другую. Это были знаменитые фавелы - районы трущоб, встречающиеся почти повсеместно по всей Южной Америке.

Места эти очень опасны, туристам заходить туда категорически не рекомендуется, не завершив предварительно все свои земные дела и не оставив завещания. В принципе, и полиция годами не появляется в этих районах, которые годами остаются неподконтрольны. Фавелы известны своими бандами, из которых наиболее опасны молодежные группировки.

Оружие они там носят, чуть ли не с десяти лет, при этом лет до 16 они просто неподсудны. На самом деле власти махнули рукой на эту ситуацию, и в фавелах откровенно процветает криминал и наркоторговля. При разборках одной горы с другой местная полиция вместе с военными просто окружает эти горы, не впуская и не выпуская никого, пока они там друг дружку не постреляют, или местный блаткомитет между собой не договорится.

В самом Каракасе оказалось не столь интересно, как я предполагал: пара-тройка небольших небоскребов, ботанический сад, университет и главная площадь, (естественно имени Боливара). Маурисио пощелкал меня фотоаппаратом на фоне всех памятников (я и Пушкин!) и мы развернулись обратно в аэропорт. До моего рейса оставалось еще часа три с половиной. Но где-то с середины Каракаса мы встали в огромную пробку в направление аэропорта. Тут до меня стало доходить, что, похоже, я снова встрял в очередную блудню. Мы стояли в центре Каракаса в огромной пробке в пять рядов, и нет никакой гарантии, что мы не простоим здесь несколько часов. В общем, не говно к берегу прибьёт, так палки...

Потыкавшись еще минут сорок по соседним улочкам, мы опять встали в пробку, где простояли еще около получаса. До вылета самолета было оставалась уже пара часов с небольшим. Представив себе, на какие траблы я попадаю, оставшись здесь, я начал усиленно объяснять Маурисио, что мне срочно нужно в Аэропуэрто. Он вылез из машины, осмотрелся, и разразился длинной тирадой, показывая на горы руками. Видимо со страху, но я уже почти все понимал без перевода.

Как я понял из его речи, он не видит другого пути ехать в аэропорт, как только через фавелы, только так мы можем намного сократить обратную дорогу. При этом, как я понял, ехать туда ему самому неохота, да и опасно. Смена его уже заканчивается и ему уже надо ехать домой. Но т. к. я не просто пассажир, а синьор Поджепт, (друг Аль Пачино), то он рискнет меня доставить. Я, конечно же, согласился, он спрятал назад мой рюкзак и велел мне убрать фотоаппарат и снять часы. И мы начали забираться вверх на эти горы со склонами покрытыми фавелами.

Внизу каждой горы все ещё более-менее, есть магазинчики, электричество, дороги и даже ржавые рекламные щиты вдоль них. Но чем выше ты поднимаешься, тем все хуже и хуже. Срань кругом просто невообразимая, повсюду кучи мусора. Такое впечатление, что все эти хибары из этого мусора и построены. Асфальт заканчивается, и дороги переходят в грунтовые покрытия либо какие-то бетонные стоки.

Местные талибы сидят группами на улице на стульях или просто на корточках, пьют пиво и тупо ничего не делают. Женщины, по-моему, тут все хронически беременные, даже малолетние. За детьми никто не присматривает, они просто валяются себе в придорожной пыли и играются тем, что в этой канаве и найдут. Видел, как один ребенок лет трех играл старой отрубленной собачьей лапой, обсасывая её время от времени. Страшно представить, что будет, если там хоть один житель свиной гриппер притащит,. Одним словом, дно человеческое.

Время от времени мы видели основную трассу в аэропорт, где было заметно как машины в несколько рядов крались по ней со скоростью 5 километров в час.

Дороги в этих горах на одну машину и мы несколько раз вставали со встречной лоб в лоб, Маурисио вылезал из такси, минут пять уговаривал водителя и пассажиров (а их там ездит по 6 рыл минимум) и они скатывались на тормозах назад метров по сто, затем заезжали в какие-то щели и мы проскакивали дальше. Пару раз это прокатило, но третья машина уперлась и никак не хотела уступать дорогу. Более того, все из неё вылезли, а водитель даже развернул свою машину поперек нашей, демонстрируя видимо таким образом серьезность намерений. Затем они окружили Маурисио и стали о чем-то с ним галдеть, кивая на меня. Тот как-то сдулся и что-то понуро им отвечал.

Двое просто уселись сзади на багажник нашей машины. Один подошел к моему окошку, снял с меня бейсболку, померил и стал разглядывать всего меня в машине. Вероятно, он хотел, как Маленькая Разбойница забрать постепенно у меня всю одежду вместе с муфточкой. Мою руку, которую я протянул за бейсболкой, он сначала оттолкнул, но потом схватил меня за запястье и что-то спросил у Маурисио, показывая на мои черные после обыска от смолы пальцы. Тот что-то коротко ему ответил и, вдруг они, перестав ржать, отдали мне мою кепку, сели в свою машину и пропустили нас дальше к моему, надо признаться, колоссальному облегчению.

Мне и сейчас до сих пор любопытно, о чем они там с ним говорили, но вряд ли я когда-то это уже узнаю.

Маурисио повеселел, и все оставшееся время пути насвистывал какую-то мажорную тему, время от времени громко дискутируя сам с собой. Через фавелы мы ехали около часа и наконец-то съехали вниз на трассу, где машины уже двигались быстрее. Полиция там пропускала по очереди машин по пятьсот, и нам повезло, мы проскочили затор и втопили до аэропорта. Подъехали мы туда где-то минут за сорок до рейса, причем он привез меня не к международному терминалу, а в местный аэропорт.

Поблагодарив Маурисио и рассчитавшись с ним, я стартанул в свой терминал. Залетев туда, я сходу заплатил аэропортовский сбор, для чего пришлось, невзирая на габариты, распихать всех у кассы. После этого я двинул на посадку где, пройдя рамку и, просветив вещи, я побежал на паспортный контроль. Там творился полный Вавилон. Паспортных постов там пять, и у всех стояла огромная очередь. Надеясь опять залезть без очереди я побежал прямо к посту, но у каждого из них помимо очереди стояла толпа таких же как я пассажиров, опаздывающих из-за пробки и пролезть, куда-то не было никакой возможности. Стоять наверняка нужно было не менее получаса.

Я уже даже перестал удивляться своему невезению в тот день. И вдруг, я увидел своего лизуна-сержанта тащившего какую-то тетку видимо на очередной досмотр. Я заорал ему - Амиго! Амиго!. Он подошел и я, показывая ему часы, жестами объяснил, что мой самолет скоро того - ту-ту! Сержант все понял и повел меня мимо всех постов к крайнему правому с синей надписью Diplomatico, где никого не было кроме негритянки-шоколадки в форме на контроле. И только тут доставая документы, я с ужасом узрел, что этот старпер Аль Пачино заполнил мою декларацию на имя все того же Roberta Поджепта.

Взяв ручку, я попытался исправить декларацию, но сержант забрал её у меня вместе с загранпаспортом. Туши свет! Я подумал, что если сейчас сержант узнает, что у меня теперь другая фамилия, то это явно ему не понравится и он уже точно от меня не отстанет. Но сержант протянул негре мои документы и громко, почти торжественно произнес: Синьор Поджепт! И та, не глядя, с размаху шарахнула мне колотушкой штамп в паспорт. Крикнув сержанту Gracias! я пулей пролетел в зал отлета, и побежал к своим посадочным воротам, когда до посадки оставалось минут десять-пятнадцать.

Позже осмысливая все случившееся со мной за день, я даже поражался тем каким-то странным причинно-следственным событиям, что случаются иногда в нашей жизни. Ведь вряд ли бы я успел на самолет, если бы не было этого шмона и я не знал бы этого сержанта. А если бы я был в пробке с другим таксистом, не думаю, что он поехал бы со мной через фавелы, чтобы не опоздать на мой рейс. И отстали бы эти годзиллы от меня, не будь мои пальцы в этой смоле? Думаю, что в лучшем случае они бы просто все у меня забрали. Ммда, пути господни.

Вот так я вылетал из Венесуэлы в свою страну оленью. Конечно, после таких событий может показаться, что это не отдых, а наказание, но если объективно подумать, то это была всего лишь какая-то цепочка нелепых случайностей, не более того. Кто ж, по большому счету, знает, где ему масло разлито? Никто не застрахован от каких-нибудь задвигов во время отдыха, тем более, что все они рано или поздно заканчиваются.

В остальном, перелет оказался более чем приятным. Уже возле своих посадочных ворот присев на сиденье, чтобы собраться с мыслями после всей этой бурной движухи, я заметил рядом очаровательную молодую девушку с голубыми глазищами, от которых так быстро успеваешь отвыкнуть в Венесуэле. Задавая себе вопрос, откуда взялась здесь такая красота, я заметил у неё на коленях мерцающий экран ноутбука где, вовсю используя возможности бесплатного вай-фая, быстро открывались и закрывались окошки сайтов на русском языке. (Уррряяа! Россия! - Россия!).

Недолго думая (а точнее вобще не думая), я подошел к ней, решив после недельного молчания непременно пообщаться по-русски. Хозяйкой лэп-топа и голубых глаз оказалась наша соотечественница по имени Лара, также уже успевшая соскучиться по русскому языку, т. к. она прилетела в Венесуэлу из Европы, где до этого жила несколько месяцев. Она прилетала по приглашению друзей в Каракас, но тоже успела побывать на островах. А вообще она уже больше года живет в Черногории, где работает журналисткой в. Комсомольской правде..

Летели мы с ней до Франкфурта, налегая на вино вперемешку с бейлисом, и обсуждая, естественно, Южную Америку и сложные перипетии жизненных обстоятельств. Как выяснилось помимо эффектной внешности, Лара обладала еще и очень живым и наблюдательным умом, и она оказалась на редкость приятной собеседницей. Я думаю, вам будет интересно заглянуть на страницы её ЖЖ http://larazinder. livejournal. com Судя по её рассказам, она видела, в отличие от меня, несколько другую Венесуэлу, общаясь с теми представителями богатых кругов венесуэльского общества, которые живут в своих собственных виллах с охраной и даже имеют дачи на Майами. Венесуэла - страна печальных социальных контрастов.

Вот так, собственно говоря, и закончилось мое путешествие в эту все же потрясающую страну-Венесуэлу.

Понятно, что трудно составить мнение о стране за десятидневную поездку, но, рискну заметить, что, по моему мнению, для нас, россиян, все-таки довольно тяжело воспринимать образ жизни в Южной Америке, и дело даже не в разных языках, климате или в другой кухне. В нашем жизненном укладе нам все же хочется некой большей упорядоченности и предсказуемости. Даже быт, к примеру, меркантильных европейцев, для нас более понятен, логичен и объясним с точки зрения нашего собственного самосознания. Здесь же при всей южной позитивности и открытости утомляет их какая-то непонятная для нас цыганщина, громкие разговоры, внезапные вскрики, взмахи руками, перманентно-зажигательная музыка и т. п.

Но все же, я добавлю - есть страны, и довольно интересные, которые, посетив один раз и, поставив себе галочку в голове, что ты там был, больше посещать не хочется. А есть места, куда всегда хочется вернуться. Да, несомненно, поездка в Латину в чем-то опасней, чем поездка на наши всесоюзные турецкие здравницы, где самая зловещая угроза это посткурортная гонорея. Каракас это не Анталья, это город, где ежедневно совершается в несколько десятков раз больше убийств, чем в Москве... (да, да вы всё прочитали правильно - в несколько ДЕСЯТКОВ раз).

При этом Каракас раза в три меньше Москвы и полицейская статистика это только официальные данные, которые, как правило, занижены. Но это если вы решили именно туда зачем-то сунуться. Тогда лучший вариант это такси, и желательно не выходить из него, как на сафари среди львов в африканском национальном парке. В принципе, в любом городе мира могут быть проблемы, если мы сами каким-то образом провоцируем ситуацию. Когда, к примеру, вас ночью в тюменской Нахаловке понесет в ларёк за водкой, то не думаю, что это будет меньший риск, чем прогулка по ночному Каракасу со свиньей - копилкой в руках.

Если же рассматривать поездку в Венесуэлу как поездку на острова, то это, с известной оговоркой, достаточно безопасно. Местные жители очень дружелюбны и гостеприимны. За все время пребывания у нас не было ни одной конфликтной ситуации, не считая обстрела камнями Дениса мелкими засранцами-латиносами во время его утренней зарядки ушу.

Поэтому, невзирая на все сложности, остров Маргарита в Венесуэле это все же такое место, куда хочется снова приехать. Ca vaut voyage, как говорят французы. Поездка этого стоит. Сплошной парадайз для всех. За исключением тех, кто не любит дешевого вкусного рома, а также недорогих и титькастых красивых женщин (которые, по слухам, берут лишь 20-30 долларов за час бесчинства с ними).

Что ещё мне показалось особенным? Может это только кажется, но каким-то образом отдых на острове предполагает некоторую большую оторванность от дома. Почему-то появляется какая-то безмятежно-спокойная отрешенность от всех рабочих проблем, которых после отпуска накапливается обычно как дерьма за баней. Допускаю, что как-то влияет осознание того, что ты находишься посреди моря на небольшом клочке суши в 70 кв. км. Хотя, наверное, это свойственно всем тем, кто, как и я, живет вдали от моря. Кстати, для тех, кто боится совсем оторваться от корней, сообщаю, что связь тут стоит очень дёшево и можно мучить космические спутники звонками домой буквально за копейки (в зелено-синих пунктах переговорки Moovstar).

Возможно, лично мне все так показалось радужно, потому что прежде я никогда не был на подобных островах. И наверняка на Сейшелах или Канарах отдохнуть можно не хуже. По крайней мере, там также красиво, судя по их рекламным проспектам. (Хотя сейчас, даже при начальных навыках владения фотошопом, унылые берега нашей Туры можно превратить в райские пляжи с огромными раковинами на белом песке).

И вообще, если крутануть глобус и сдуру ткнуть в него пальцем, то, в какое бы место вы не попадете, везде будет по-своему интересно. Ведь вся планета такая удивительная и ошеломляюще разная. И от Тюмени до Карибов лишь на первый взгляд далеко.

В любом случае, после тюменского Гадюкино с нашей нынешней козьей погодой, клещами, мошками и комарами, вы получите от Маргариты незабываемые впечатления. Правда, вам нужно учитывать, что отельный отдых тут несколько другого плана, чем нежели, к примеру, в Турчатнике. Это не цепь отелей с аниматорами и развлекаловкой по всей береговой линии. На Маргарите обычно отели стоят по одному в небольших бухточках.

А из развлечений у каждого отеля имеется только собственный пляж со своим же кафе. В кафе будет несколько сортов пива (в бутылках всех цветов радуги, но с одним вкусом), коктейли и соки. За другими увеселениями нужно будет ехать на такси другой район или город. Настоящий день сурка, но зато такой вариант отдыха очень подходит для тех, кто хочет отдохнуть анонимно и вдали от соотечественников: чиновникам, депутатам, налоговикам, женатикам с любовницами и т. д....

На самом деле, в Венесуэле помимо пляжного отдыха есть ещё очень много всего интересного. Можно посетить венесуэльскую сельву Амазонки, дельту реки Ориноко, национальный парк Канайма, самый высокий в мире водопад Анхель...

Но в этом случае нужно более серьезно консультироваться перед поездкой по поводу экипировки и выбора маршрута. Даже местные жители могут легко заблудиться в джунглях. Кстати, водопад Анхель в мае почти пересыхает и тратить деньги на экскурсию туда, чтобы посмотреть на тоненькую струйку воды, не имеет смысла. В несколько меньшем масштабе подобное шоу Вам может бесплатно презентовать любой деревенский бычок и у нас в России.

Что ещё я могу сказать? Наш мир так устроен, что все, увы, проходит (даже прыщи), и со временем остаются одни лишь воспоминания. Но все же Венесуэла как-то особенно впечатляет и долго не отпускает, настолько она живописная. И очень часто после этой поездки мне снится остров Маргарита, похожий на застывшую рекламную страничку, на которой голубое небо, спасаясь от яркого солнца, почти ныряет в бирюзовое море. А граница между ними проходит по верхушкам зеленых гор, покрытых колючими кактусами и лохматыми пальмами где, сидящие на них, длиннохвостые попугаи, перекрикивая рёв прибоя, громко кричат гортанными голосами - Hola, Senior Поджепт, holа!!!

ЧАО!

Если, прочитав, кому-то захочется задать мне вопросы, то пишите мне на мыло: valenki@sibtel. ru я постараюсь всем ответить. Кто хочет подешевле скататься по сельве Амазонки дам координаты моего друга (амиго по жизни) Антонио, он самостоятельно занимается организацией таких туров и хорошо говорит по-английски. Если кто-то хочет получить консультацию по треку на гору Рорайма, где был мой товарищ Денис, то его мыло тут: dodo11@yandex. ru

Раннее бронирование

Срок пребывания:
Человек:
Месяц
День
Год
 

Отослать