г. Харьков, проспект 50 лет СССР, 151 В
+38-057-715-41-27 позвоните для подробной информации

Искусство вне времени: состоялась "встреча" Тулуз-Лотрека и его музы

На сцену выходит женщина в странном головном уборе, напоминающем, скорее, разрытую фокстерьером клумбу, чем шляпку. Сама артистка сравнивала этот предмет своего туалета с капустой. Примерно так несуразно на полотнах Тулуз-Лотрека предстает известнейшая певица своего времени Иветт Гилбер. «Ее внешность была далека от тогдашнего идеала красоты, а исполнительская манера была смесью пения и драматической игры», - говорит в беседе с корреспондентом РИА «Новости» Жоселин Турнье, современная исполнительница репертуара Иветт Гилбер, которая привезла свою необычную программу в Москву в рамках Дней франкофонии. И как вы думаете, где проходят ее концерты?.. В Третьяковке, да, да, в Инженерном корпусе, где сейчас развернута выставка работ великого Лотрека!

«Глядя на картины Тулуз-Лотрека, вы как будто входите в двери парижского кабаре и кафе-шантана. Недостает только музыки», - продолжает Жоселин Турнье. Этот недостаток и восполнил концерт, где не то, чтобы точно воспроизводится манера и голос Гильбер, но создается неповторимая атмосфера, которая прославила Париж. Сами французы окрестили то время, а лучше сказать свойственное тому времени культурное пространство «La Belle Epoque». Пожалуй, по накалу эмоций и творческого порыва эти годы (конец XIX в. - начало ХХ в.) явились креативным пиком в истории буржуазной Франции.

По словам Жоселин Турнье, песни и куплеты, звучавшие тогда со сцены «Мулен Руж», были весьма острыми и откровенными по содержанию. «Я говорю глупости. Ну да. Я ведь навеселе. Но это, в конце концов, мое дело. А что вы хотите от меня - пьяной - услышать...». Собственно именно это (и дразнящие демократические песенки, и желание водить судьбу за нос, и адская смесь сексуальной и социальной революционности) не забылось и стало одной из визитных карточек Парижа. Теперь в «Мулен Руж» дают дежурные шоу с «клубничкой», рассчитанные исключительно на туристов (такое впечатление, что в первую очередь на японских). В золотой век парижских кабаре исполнители в своих выступлениях поднимали и социальные, а порой и политические вопросы, которые, изящно переплетаясь с фривольными шутками и шаловливыми намеками, заводили и без того взбудораженную и голодную публику. «Я из тюрьмы тебе пишу, дружок. Такое дело. Что натворила, невдомек. Не доглядела...».

Заметим, что хотя концерт Жоселин Турнье изначально был рассчитан только на знатоков французского языка, организаторы рискнули, и не прогадали, включив синхронный перевод в ход представления, так что контакт оказался полным.

Исполнительница следует Иветт Гилбер не только в подборе репертуара, но просто перевоплощается в нее. Главным атрибутом этого превращения стали длинные черные перчатки, которые подруга художника неизменно одевала при выходе на сцену и сделала их чем-то вроде своего фирменного знака. Тулуз-Лотрек никогда их не забывал, когда изображал Иветт Гилбер. У него даже есть полотно, где главным героем выступают именно они, небрежно брошенные певицей после концерта. А в остальном действо чем-то напоминает тонкий флер, накинутый на образ эпохи, через который мы всматриваемся в ее черты, как в мазки художника, такие же обволакивающие и обманчивые как заигрывания парижской кокотки тех лет.

Женские длинные перчатки

Раннее бронирование

Срок пребывания:
Человек:
Месяц
День
Год
 

Отослать